Новый стандарт пропустят через «Полигон»

Гости из дальних городов вполне нормальное явление для НТЦ

Возрождение массового интереса подрастающего поколения к точным наукам — одна из ключевых, не терпящих отсрочек, и притом самых, наверное, нелёгких задач образовательной повестки дня. В предлагаемой статье изучается опыт детского научно-технологического центра Центрального округа Москвы «Полигон Про».

автор: Антон Зверев

Отечественной школе сегодня, по сути, предложено развернуть на 180 градусов карьерные вкусы и предпочтения ребят, открыть юным талантам двери в мир постиндустриальных технологий, современной науки, производства, тонких социальных служб, чтобы тем самым подготовить кадровый прорыв для инновационной экономики.
Вырастить грамотных, умелых пользователей современной техникой — это лишь первый шаг образовательной реформы. Сделать на самом деле предстоит гораздо больше: выучить мощную генерацию самих создателей умных машин и целых автоматизированных безлюдных индустрий принципиально нового класса. Школа даже в крупнейших мегаполисах России вынуждена пока решать эту задачу по старинке — «мелом по доске» да по картинкам в Интернете. Если сильно повезёт, то можно попрактиковаться и на настоящем оборудовании, некогда списанном с баланса давно обанкротившихся предприятий.

— Разумеется, у школы есть возможность проводить свои обычные фронтальные лабораторные работы, практикумы для учащихся по физике, химии, по той же биологии, — рассказывает директор детского научно-технологического центра «Полигон Про», заслуженный учитель РФ, победитель профессионального конкурса «Учитель года Москвы 2005» Сергей Ловягин. — Дети работают со схемами, пробирками, соединяют проводки — прекрасно! Только вот загвоздка: все эти достаточно дежурные мероприятия заточены под чрезвычайно узкое количество сугубо предметных задач.

К сожалению, наше традиционное классно-урочное образование не позволяет ребёнку сочинить и выполнить в обычном школьном интерьере собственный исследовательский проект; тем более приобрести опыт работы на серьёзном, интересном научном оборудовании, скажем, на рентгеновской установке. Не пугайтесь: оказывается, на рынке учебного оборудования появились рентгеновские установки, изготовленные с соблюдением всех необходимых параметров безопасности, которые можно без всякого риска для здоровья использовать в вузовских и даже школьных аудиториях.

— В каждую школу поставить столь дорогостоящее оборудование, ясное дело, невозможно, — продолжает Сергей Александрович. — Да и, прямо скажем, нерационально. Даже на Западе пошли другим путём. Там создают крупные общедоступные интерактивные экспозиции, типа музея «Технорама» в Швейцарии. Я был в этом музее и свидетельствую: очередь в некоторые из его залов тянется несколько месяцев — дети записываются туда заблаговременно. Популярность технообразовательных парков огромна. Это, в частности, подтверждает нашу рабочую гипотезу о правильности выбранной модели ресурсного центра…

Ресурсный центр, доступный каждому
Примерно три года назад в Центральном округе Москвы был задуман проект уникального детского научно-технологического центра (НТЦ), чьи ресурсы были бы доступны всем школам столицы. С самого начала это был весьма серьёзный окружной проект. Департамент образования инвестировал в него 50 миллионов рублей, а окружное руководство — лучшие кадры, максимум сил, внимания и интеллектуальных вливаний. Вера Ивановна Лопатина, руководитель Центрального окружного управления образованием, на открытии НТЦ заявила: «Старшая школа должна быть профильной. Важно не только научить ребёнка всем предметам, но и определить область его интересов. Чтобы образование стало инструментом построения карьеры, залогом успешного будущего».

«Поддержать можно только идущего», — считают педагоги центра

Уже на старте, рассказывает Сергей Ловягин, было понятно: кроме чисто познавательных, диагностических, консалтинговых, профориентационных и прочих полезных эффектов, центр должен обеспечить реализацию живых детских проектов. Вот почему от тесных классных комнат здесь решили отказаться в пользу просторных производственных цехов площадью около 100 квадратных метров каждый. На четырёх этажах бывшего здания Межшкольного учебного комбината дизайнеры разместили полтора десятка мастерских и лабораторий с прозрачными стенами, «Музей научных чудес», профориентационную службу. Обилие стекла в архитектуре НТЦ — это не только дань эстетике, но и точно рассчитанный педагогический приём: наблюдать за учебным процессом и оснащением лабораторий, не мешая учащимся и педагогу, может любой желающий. А заодно и сами начинающие инженеры и учёные, зная, над чем работают их соседи, обретают новые интересы, желание сотрудничать.

Высокий уровень навыков, получаемых здесь будущими лидерами инновационной экономики, сомнений не вызывает. Достаточно сказать, что каждая из здешних студий или мастерских курируется профильным вузом — МГУ имени М.В. Ломоносова, РХТУ имени Д.И. Менделеева, МВТУ имени Н.Э. Баумана, МЭИ, МАРХИ, ГИТР…

Среди педагогов центра профессионалы экстра-класса. Учёный-исследователь Владимир Александрович Жуков руководит лабораторией физики микромира и нанотехнологий.

В лаборатории физики микромира и нанотехнологий

Профессиональный изобретатель Борис Валентинович Щербина возглавляет мастерскую «Конструкторское бюро», где учат не только проектировать и конструировать, но и работать на станках: токарном, фрезерном, гравировальном, причём с числовым программным управлением.

Дизайн-проекты ведёт профессиональный архитектор Екатерина Александровна Батуева.

 

Парк развлечений? Клуб по интересам? Или альтернатива школе «силового расписания»?
Дети приходят сюда самостоятельно, поодиночке или вдвоем с другом, и тогда это в большей степени напоминает дополнительное образование. Школы, понимая необходимость и возможность использования ресурсов центра в решении своих образовательных задач, заключают с «Полигоном» договоры и приводят в течение года ребят целыми классами. Таким образом, еженедельно НТЦ обслуживает до 3000 учащихся. Кто-то создаёт мультимедийный продукт — монтирует фильм в телевизионной студии «Съёмочного павильона» (это на четвёртом этаже). Кто-то делает, например, шахматы на фрезерном станке, который управляется компьютером.

Мастерская автоматики «Умный дом» — любимое место фантазий и открытий для ребят из технопарка

Современные компьютерные сервисы, надо сказать, сильно облегчают жизнь изобретателю, освобождая его от рутинного труда. Теперь ему остаётся лишь придумать свой продукт (скажем, деталь ракеты или автомобиля), реализовать его виртуальную модель на дисплее компьютера, и тогда умный станок поможет превратить трёхмерное изображение в изделие, практически готовое к употреблению.

Сергей Ловягин: «Любой крупный бренд заинтересован в продвижении своей продукции на рынке и в притоке свежих кадров. Так вот, наступил момент, когда я лично убедился: вокруг “Полигона” живёт масса организаций, кровно заинтересованных в его развитии. Типичный пример — наше сотрудничество с Cisco. Это абсолютный лидер в сетевом интернет-оборудовании. Компания разработала специальный онлайновый курс для школьников по ремонту и обслуживанию компьютеров. А ещё основала академию “Полигон” на нашей же, одноимённой базе. И всё абсолютно бесплатно, ради идеи. Разве плохо?»

Отработать прыжок, чтобы взять высоту
Всякий раз, рассказывая своим коллегам об НТЦ, Сергей Ловягин подчёркивает его главную задачу: создание на базе «Полигона Про» ресурсного инновационного центра для реализации, отработки механизмов и трансляции модели профильного обучения в соответствии с ФГОС среднего (полного) общего образования.

Сергей Александрович, как это видится в теории, и как будет выглядеть на практике?
—  Образно говоря, если стандарт это некая планка, до которой нужно допрыгнуть, то вначале нужно, что называется, отработать прыжок. Накопить успешный опыт, предложить и обкатать различные методики, модели воплощения задач, поставленных стандартом. Сразу, минуя этап испытаний, предъявить новые требования школам не получится. Слишком высок риск профанации. Поэтому и нужны ресурсные центры, подобные «Полигону». Кто-то должен шагать впереди, изобретая методические и финансово-экономические инструменты, транспортные средства и маршруты следования к новым горизонтам.

Кроме того, надо (и это тоже входит в наш функционал) проектировать модели сетевого взаимодействия образовательных учреждений, формы сотрудничества с бизнес-структурами, разрабатывать содержание межпредметных курсов, учить педагогов работать с переменной, очень динамичной разновозрастной аудиторией «парковых» студий и мастерских.

К слову, само по себе учебное оборудование для школы, если позволите, это ничто. Методическая разработка — вот главная на сегодня ценность. Сейчас важна методика в комплекте к оборудованию. Она, по идее, и стоить должна дороже всевозможных цифровых чудо-новинок, тех же 3D-принтеров и умных станков-роботов. Потому как сидя дома за компьютером новый станок или очередной дивный прибор придумать не проблема. А вот что по-настоящему трудно — поспеть образованию за всем этим научно-промышленным великолепием. Поэтому той же Москве нужен не единичный «Полигон», а могучая сеть, целый контент таких ресурсных очагов во всём их видовом разнообразии, от которых кругами разойдётся по стране новая практика организации «стыка» образования с научно-промышленным сектором.

Все ли занятия для «полигоновцев» бесплатны?
Все, конечно. Это абсолютно неоспоримый императив для НТЦ, нацеленного в первую очередь на реализацию стандарта. А стандарт оплачивается государством. Мы работаем в рамках государственного бюджетного финансирования. И за счёт этих же средств отрабатываем новые финансовые механизмы отношений между образова- тельными учреждениями: школами, вузами, колледжами.

Центр «Полигон Про» создан два года назад в поддержку президентской инициативы «Наша новая школа» и концепции модернизации экономики России. Сегодня НТЦ работает в плотном сотрудничестве с сетью школ Сколково, школами лиги РОСНАНО, «Курчатовским центром непрерывного конвергентного образования» и передовыми образовательными учреждениями РФ.

Постоянные партнёры НТЦ «Полигон Про»: издательства «Просвещение», «Дрофа», «Олма», Express Publishing и Cornelsen, компании «Ланит», Cisco Systems, OMG и Apple.

Для меня это прежде всего замысел, который появляется в голове у ребёнка, некая цель, прообраз будущего результата. Ну и, конечно, сам результат как материализация этого замысла. Если мы говорим о старшей школе, то проект на этой ступени образования должен быть, по-моему, индивидуальным. Как, собственно, индивидуален и сам выбор старшеклассником своей профессии. А уж становится он групповым или, допустим, социально значимым — это уже вопрос содержания и организации процесса.

Насколько востребованными чувствуете Вы себя на образовательном рынке?
Мы видим, как ситуация вокруг НТЦ меняется буквально в течение месяцев. Изначально центр создавался как площадка для разовых предметных и профессиональных проб учеников. Сюда заглядывали школьники не чаще двух-трёх раз за целый год с тем, чтобы в одной из студий/ мастерских в течение полутора часов выполнить некий простой мини-проект, поставить эксперимент, спроектировать несложное изделие.

На следующий год был взят уже совершенно другой старт: школы поняли, что мы можем быть им интересны не только как площадка для разовых детских импровизаций, но и как сфера регулярной занятости старшеклассников. Вернее, всех учащихся, с пятого по одиннадцатый классы включительно и тех же особо продвинутых юзеров. У нас появились постоянные группы «визитёров», сплочённые вокруг руководителя каждой из творческих мастерских. И наконец, сегодня мы публично заявили о готовности моделировать «под ключ» систему профильного обучения для каждой из 110 школ Центрального административного округа.

Школы с огромным интересом откликнулись на новую услугу, предлагающую «углублённую» часть предметов изучать на базе НТЦ, а остальное — в обычных классах своей школы. Экономическая подоплека такова: согласно договору, школа фактически передаёт нам деньги на реализацию «профиля» в соответствии с теми часами, которые она закрепляет за учащимися в своём учебном плане. Получается, что образовательное учреждение не платит школьному учителю, скажем, информационных технологий, а оплачивает ту же работу «Полигону Про», который обеспечивает преподавание курса на углублённом уровне. Чтобы скоординиро- вать со школой наше расписание, мы совместно устанавливаем определённые «профильные дни», когда дети, согласно своему школьному расписанию, идут в НТЦ, чтобы изучать физику, химию и другие предметы на углублённом уровне весь «профильный день». Естественно, эти предметы не дублируются в школе на базовом уровне из соображений экономии сил и ресурсов.

По ходу разговора всё же возникает подозрение: всё, что Вы делаете в НТЦ, можно с равным правом назвать реализацией ФГОС, а можно как-нибудь ещё? скажем? развитием системы дополнительного образованиея в округе. Уверен, рамки стандарта Вы не соблюдаете, работая далеко и глубоко за этими флажками.
Я и согласен с вами, и нет. Фокус тут в том, что формулировки нового стандарта чрезвычайно широки и ни в чём не ограничивают образовательные учреждения. В этом смысле за флажки выйти нельзя, потому что их нет. ФГОС, если вы заметили, не даёт ответа на вопрос, какие предметные единицы содержания следует изучать. Он обозначает вектор развития. В стандарте важным компонентом являются результаты, но даже они сформулиро- ваны не в традиционном знаниевом, а в деятельностном ключе, то есть не «научиться использовать закон Ома», а несравнимо шире, к примеру «научиться использовать информационные техноло- гии как универсальные и приемлемые инструменты для любого вида деятельности». Вот он, результат. Ну и как выйти за его пределы? Да никак.

Поэтому я без всяких оговорок воспринимаю ФГОС как абсолютно перспективный и инновационный документ, нужный нашей стране как импульс для развития образования.

Профориентационное тестирование
Практически все ученики 8–9 классов проходят валидное профориентационное компьютерное тестирование, обязательно сопрово- ждаемое групповой консультацией психолога — специалиста по профориентации. Система компьютерного профтестирования определяет склонности и способности ребят и соотносит их с различными сферами профессиональной деятельности, а также с направлениями профильного обучения и спектром мастерских и лабораторий НТЦ (разработка профессора А.Г. Шмелёва). Каждый школьник получает на руки подробную распечатку результатов, которые может обсудить дома с родителями, каждая школа — сводную информацию по классу, которую использует при формировании профилей для каждого класса.

 

Ресурсный центр как полигон для поиска професии
На вопросы журнала «Естественные науки отвечает директор ГБОУ «Окружной методический центр» Центрального окружного управления образования Департамента образования города Москвы Марианна Лебедева.

Беседовал Дмитрий Внуков.

Марианна Владимировна, в чём Вы видите главную задачу НТЦ «Полигон Про»?
Главная задача «Полигона» — увязать в единый узел такие направления школьной работы как профориентация, профильное и предпрофильное обучение старших подростков. К сожалению, специальности естественно-научного цикла на глазах теряют свою привлекательность среди абитуриентов. Точным наукам они с некоторых пор предпочитают гуманитар- ные, ту же психологию с юриспруденцией. Причём вопрос, чем же конкретно придётся заниматься в жизни, ставит их в тупик.

Ресурсы «Полигона Про» сегодня:

  • Лаборатория прикладной химии «Синтез»
  • Лаборатория физики микромира и нанотехнологий
  • Экологическая лаборатория городской среды «Эко»
  • Лаборатория медицины и мониторинга здоровья «Лаборатория человека»
  • Лаборатория предпринимательства
  • Психологическая лаборатория
  • Мастерская металлообработки «Конструкторское бюро»
  • Мастерская автоматики «Умный дом»
  • Мастерская автоматизации теплоснабжения «Гигакалория»
  • Мастерская ремонта помещений «Строймастер»
  • Мастерская «Медиа-студия»
  • Мастерская 3D-конструирования «3D»
  • Мастерская дизайна «Дизайн-бюро»
  • Мастерская компьютерной техники «IT-специалист»
  • Мастерская робототехники

 

В недалёком будущем эти крохотные роботы избавят тысячи людей от конвейерной рутины. В мастерской робототехники.

А почему? Так уж сложилось, что дети обычно не связывают учебный предмет со своей будущей профессией. «Полигон Про» как раз и даёт возможность организовать для них вполне деловую, адресную профориентацию по освоению самостоятельно избранных профессиональных навыков, профилей, специализаций на ниве науки и производства. В этом, наверное, состоит другая наша главная задача — ориентация детей на специальности, которые нужны городу, нужны стране. Но не на словах, как случается в классе, а в «натуральном» рабочем процессе.

Ваши ожидания: какой взнос в методическую копилку российского образвоания способен сделать ресурсный центр?
Прежде всего это создание новой — инновационной, как мы говорим, — модели профильного обучения. Возводить лабораторно-исследовательские комплексы, профессионально сопровождать индивидуальный проект ученика — такие задачи по силам далеко не каждой школе. Если мы выстроим некоторую модель, которая представит опыт «выращивания» ресурсного центра как интегрирующего, объединяющего звена системы образования (на муниципальном и региональном уровнях), то это, скорее всего, и будет методическим взносом, о котором идёт речь.

Мы вкладываем в НТЦ столько сил, потому что уверены: именно он позволит оживить движение по такому магистральному направлению нового стандарта, как естественно-научное образование в рамках организации научно-исследовательской деятельности учащихся. Будут разработаны варианты индивидуальных проектов (на выбор), модельные методики организации проектной и исследовательской деятельности именно в области естественно-научного образования.

Сегодня же конкурсы, которые мы проводим по инициативе московских властей («Береги воду», «Сбережём энергию» и так далее), представляют собой целое детское исследовательское движение, поддержанное департаментом образования города.

Инновационных центров, аналогичному этому, в стране пока что не было?
Насколько я знаю, это так. Имеются ресурсные центры в ряде школ, взявших курс на многопрофильное обучение. Но беда всюду одна: школы не располагают в достаточной мере ни штатом специалистов, ни набором современных лабораторно-исследовательских комплексов, необходимых, чтобы развернуть эту работу.

Профильное обучение в ресурсном центре обеспечивается в трёх вариантах: углублённое изучение предметов в рамках урочной деятельности (включая практическую часть — практикум); разработка индивидуальных проектов в рамках внеурочной деятельности; подготовка к олимпиадам в системе дополнительного образования.

Ещё одно преимущество ресурсного центра — он является интегратором партнёрских отношений самых разных ведущих вузов и предприятий города. Оборудование здесь служит не столько освоению учебного предмета, сколько реальной «зарядке» — мотивации на будущую деятельность.

Сталкивались ли Вы с тем, что производственники не спешат познакомить детей со своими ноу-хау, проявляя некоторую сдержанность по отношению к потенциальным конкурентам?
Не довелось. Наоборот! У нас есть колоссальная программа экскурсионной деятельности, в рамках которой подростки за год посещают от 50 до 150 столичных предприятий: от мусоросжигательных заводов, швейных фабрик, хлебопекарен до коммерческих банков и префектуры Центрального округа.

Кстати, многие «полигоновцы» становятся победителями особых профессиональных конкурсов для молодёжи, организованных этими предприятиями. Кроме того, мы очень тесно работаем с 17 колледжами, расположенными на территории округа. В просторных залах центра они регулярно проводят дни открытых дверей. Дети знакомятся с диапазоном профессий, которые могут освоить в шаговой доступности от собственного дома или школы.

В школах одной из прибалтийских стран в рамках своеобразной профагитации ежегодно проводится акция «Тень профессионала». Смысл еэ в том, что в течение дня каждый ученик наблюдает за работой авиадиспечера, ветеринара или машиниста. Как Вам такой опыт организации связи школы с производством?
Думаю, это не та профориентация и по объёму и по качеству, которая действительно способна вывести ребёнка на дорогу самоопределения. Не такое уж простое нынче производство, чтобы в течение дня успеть в нём толком или даже бегло разобраться. Нужно обладать достаточно высоким уровнем технических и, может быть, даже инженерных знаний, чтобы вникнуть в то или иное ремесло, тем более — найти в нём свое место.

В школе такого не увидишь... Занятие в лаборатории медицины и мониторинга здоровья «Лаборатория человека»

Пользуются ли популярностью программы, которые Вы предлагаете московским школьникам?
Думаю, да. Во-первых, через «Полигон Про» прошли практически все учащиеся с 7 по 11 класс. Здесь есть возможность получить профпробы в объёме до двенадцати часов, а потом выбрать себе направ- ление, которое больше привлекло. Кроме того, все старшеклассники являются участниками профессионального тестирования, что тоже помогает правильно выбрать профиль обучения. С 2002 года на территории Центрального округа действует конкурс «Грант префекта». Вот его номинации: научно-техническое творчество, исследовательская деятельность, естественно-научные разработки. Поражает число участников — создателей этих проектов, сегодня их около пяти тысяч, в том числе и из других городских округов.

Идеологи образования из Высшей школы экономики, Минобрнауки во весь голос говорят, что потенциал класс-школы исчерпан. Чтобы активизировать социализацию подростков, школе пора выходить самой и выводить детей в эксплоратории, технопарки, специальные тренажёрные устройства, как, например, это делают китайцы.
Не могу не согласиться. Безусловно, школа, даже очень большая и хорошая, одним своим ресурсом пока ещё не может обеспечить все образовательные потребности семьи. И если возникают площадки, готовые максимально реализовать эти потребности, то, конечно, нужно их всячески поддерживать.

Меня заинтерисовали такие термины Вашего проекта, как «передача ученико-часов», «синхронизация расписания»…
Это одна из финансово-экономических моделей развития центра. Она опирается на принятую схему финансирования школы, когда каждый ребёнок получает норматив на реализацию основных образовательных программ по ступеням образования. Внутри этого норматива рассчитываются уроки, содержание здания, тепло, коммунальные платежи и так далее. И вот представьте, что почти все девятиклассники выбрали, например, социально-экономический профиль. Вместе с тем нашлось два-три ребёнка, которым нужна, допустим, химия, потому что они хотят быть инженерами-химиками, химиками-аналитиками. Если в школе совсем мало таких учеников с особыми интеллектуальными запросами, довольно сложно организовать для них качественное образование. Но можно рассмотреть как вариант или как модель- ную методику механизм передачи по желанию семьи части норматива на реализацию профильного обучения таких ребят в другое учреждение. Это позволяет, с одной стороны, полностью сохранить контингент школы, а с другой — максимально удовлетворить потребности детей.

А какие проблемы угрожают нормальному развитию ресурсного центра? Какие барьеры Вы видите перед собой?
На самом деле я не вижу барьеров. Все мировые тренды развития образования указывают на то, что школа должна максимально приблизиться к семье и к потребностям ребёнка. Если мы это учитываем и строим свою политику по принципу «от ребёнка», то я не вижу трудностей, потому что всё, что делается на благо ребёнка (при его согласии), абсолютно правильно.

 

 

Новый стандарт пропустят через «Полигон»: 1 комментарий

  1. Прекрасная идея! Если она будет реа
    лизована в других городах, я наконецповерю в модернизацию системы образования в России!!!,

Комментарии запрещены.